— И ты только сейчас об этом рассказала? А почему ты меня спасла?

Она посмотрела, как он жует один кусок, как его дед по материнской линии, а второй — как бабка по отцовской, и ответила:

— Есть два типа женщин. И в этом смысле женщины имеют как бы два разных пола, как две туфли на ногах.

Первый тип можно назвать женой победителя. У нее нет отца. Она полностью опирается на мужа и обожает его как обладающего могуществом, как Адама и отца своего потомства и победителя, царящего над миром животных, которым он дал имена, и над природой, которой он сопротивляется. Такая женщина помнит, где пуп земли. Благодаря мужу она имеет силу и деньги. "Дни его длятся дольше, и в жизни его больше ночей, чем у меня" — так думает она о своем мужчине и презирает сыновей, которых считает мягкотелыми и разделенными, как Каин и Авель, одиночками без силы и влияния. "Пусть-ка они вспашут собственную тень и польют ее потом, чтобы там что-то проросло", — думает о них она. Такая женщина не выносит и сверстников своих детей, все их поколение, которое бородой затыкает уши. Когда она выбирает, то выбирает не того, кого любит, а того, кого ненавидят или ее отец, или ее сын. Любовь у нее связана с клитором и означает наслаждение, не имеющее отношения к зачатию.

Другой тип — это дочь победителя. Она влюблена в отца, который о себе может сказать: "Мудрость моя раньше меня родилась". В нем она видит творца, победителя, властелина, который вокруг себя и вокруг нее связывает друзей крепкой связью единодушного братства. Своего мужа она презирает. Он может быть прекрасным человеком и мастером своего дела, но она будет говорить о нем: "Все из него веревки вьют, он под чужую дудку пляшет, у него мох на ушах растет!" Она не прощает ему склонности к одиночеству. "Зачем мне нужен человек без силы и без влияния, такой, у которого власти не больше чем у снежной бабы?" По той же причине она презирает и своих братьев, и их сверстников. "Они имели свой шанс — и упустили его", — говорит она. Поэтому она обожает сына и его приятелей, ведь наступает их время, в них она видит новое великое братство, связанное тем же духом, что и братство ее отца, в них она видит будущих победителей. "Они сбросили с себя четыре корки от пота, высохшие на четырех ветрах, и теперь они свободны" — так думает она, потому что получает силу и богатство или через отца, или через сына. Обычно она оказывается в постели одного из приятелей собственного сына. Выбирая, она выбирает не того, кого любит, а того, кого ненавидит ее муж или ее брат… Любовь у нее связана с маткой и, значит, с зачатием, не имеющим отношения к наслаждению.

— А ты, к какому из двух типов относишься ты? Какого ты пола? — спросил он со страхом.

— Никакого. У меня в некотором смысле нет пола. И, по крайней мере пока, я представляю собой исключение. Я третья туфля. Выбирая, я выбираю того, кого больше всех люблю.

— Значит, третья туфля действительно существует!

— Да. Я стараюсь вести себя не так, как другие женщины. Я не повинуюсь законам смены поколений победителей и побежденных, потому что эти нормы поведения свойственны мужчинам. Я знаю, что мужчины реализуют себя через других, а женщины — через самих себя.

Милорад Павич. Последняя любовь в Константинополе


Добавить комментарий