Бутан

“Воспитанный в мире же­стких расписаний и телефонов, статистики и последних изве­стий, я с трудом приспосабливался к неуверенности, характер­ной для будней средневековья. В нашем мире телеграммы, под­робные карты, книги и справочники свели неожиданности до минимума. В Бутане же новизна — доминирующий фактор.

Когда человек отправляется в дальнюю дорогу, он не знает ни когда доберется до места, ни что с ним случится, ни когда его следует ждать назад, ни где будет ночевать, ни что увидит по пути. Завтрашний день несет всегда что-то занимательное, к чему надо готовиться. В Бутане нет контор, где можно полу­чить страховой полис, нет бюллетеней по болезни, нет никаких средств, с помощью которых мы пытаемся — чаще всего иллю­зорно — уменьшить риск случайностей в своей жизни.

Постоянная неуверенность рождает у людей в Бутане некое смирение перед судьбой. Поначалу его причины трудно понять, но потом они становятся ясными. Вспоминаю, как один тибетец, побывавший в Англии, рассказывал мне, что больше всего его поразило там то, что люди знают, чем они будут заниматься в следующем году. В Англии о будущем говорили как о прошед­шем…

Он был прав.

Мы расчертили свое существование на клеточки и убили не­ожиданность. Этим, на мой взгляд, объясняется скука, на кото­рую жалуется добрая часть жителей Запада. Мы подорвали свою способность бороться с неуверенностью. Поэтому каждый кризис застает нас врасплох и вызывает такую панику. Одно из последствий излишка доверия — это потеря сопротивляемо­сти. Малейший сбой в запланированном существовании порож­дает слепой страх перед абсурдностью мироустройства. В этом причина всех наших «комплексов», неведомых бутанцам.

В отличие от нас они готовы к неожиданностям и в опреде­ленной мере редко подвержены разочарованиям. Они умеют ку­да лучше нас наслаждаться моментом, принимают жизнь та­кой, как она есть, и стараются извлечь максимум из счастли­вого события или выпавшей на их долю удачи.”

Мишель Пессель, ПУТЕШЕСТВИЯ В МУСТАНГ И БУТАН


Добавить комментарий