Я сказал дону Хуану, что его объяснения не удовлетворяют мои чувства, хотя интеллектуально я полностью согласен с ним.

— В этом слабая сторона слов, — сказал он подбадривающе. — Они всегда заставляют нас чувствовать себя просвещенными, но когда мы оборачиваемся, чтобы посмотреть на мир, то они всегда предают нас, и мы кончаем тем, что смотрим на мир так же, как всегда это делали, без всякого просветления. По этой причине маг старается больше действовать, чем говорить. И как следствие этого, он получает новое описание мира. Новое описание, где разговор не является очень уж важным, и где новые поступки имеют новые отражения.

— Подумай вот о чем, — продолжал он. — мир не отдается нам прямо. Между ним и нами находится описание мира. Поэтому правильно говоря, мы всегда на один шаг позади, и наше восприятие мира всегда только воспоминание о его восприятии. Мы вечно вспоминаем тот момент, который только что прошел. Мы вспоминаем, вспоминаем, вспоминаем — он покрутил рукой, давая мне почувствовать, что он имеет в виду.

Карлос КАСТАНЕДА. "Сказки о силе"

Индейский Буддизм!

— … Маги говорят, что мы находимся внутри пузыря. Это тот пузырь, в который мы были помещены в момент своего рождения. Сначала пузырь открыт, но затем он начинает закрываться, пока не запаяет нас внутри себя. Этот пузырь является нашим восприятием. Мы живем внутри этого пузыря всю свою жизнь. А то, что мы видим на его круглых стенах, является нашим собственным отражением.

Он наклонил голову и взглянул на меня искоса. Он хихикнул.

— Ты с ума сошел, — сказал он. — тебе полагается задать здесь вопрос.

Я засмеялся. Как бы то ни было, его предупреждение об объяснении магов плюс осознание пугающих масштабов его понимания начали наконец оказывать на меня свое действие.

— Что за вопрос мне полагается задать? — спросил я.

— Если то, что мы видим на стенах, является нашим отражением, тогда то, что отражается должно быть реальной вещью, — сказал он улыбаясь.

— Это хороший довод, — сказал я шутливым тоном. Мой разум мог легко следить за этим аргументом.

— Та вещь, которая отражается, является нашей картиной мира, — сказал он. — эта картина — сначала описание, которое давалось нам с момента нашего рождения, пока все наше внимание не оказывается захваченным им, и описание становится видом на мир.

Карлос КАСТАНЕДА. "Сказки о силе"

 

… Насколько реально существование видимого нами мира? Ламаизм в этом вопросе следует срединным путем: реальность рассматривается как запредельная, невыразимая (в том числе и словами); что-то вроде невыразимости Дао в даосизме. Существу, пребывающему в сансаре (бесконечном круговороте перерождений), истинное видение мира недоступно. Но при пробуждении и просветлении, выходе из колеса перерождений человек видит истинную реальность, которая скрыта для непробужденного человека. Отношение к реальности в северном буддизме, одной из школ которого и является ламаизм, кардинально отличается от крайнего ригоризма тхеравады (хинаяны -южной ветви буддизма, исповедуемой жителями юго-восточной Азии). Хинаяна рассматривает окружающий человека мир как иллюзию, мираж, призрак, порожденный воображением. Адепты махаяны считают, что говорить о полной иллюзорности мира — это крайность, которую призывал преодолевать Будда, провозгласив свое учение серединным путем, в отличие от крайностей предыдущих учителей, начисто отрицавших существование объективной реальности…

Наталья Теличко. Ламаизм


Добавить комментарий