Всякий, кто побывал в Китае или Японии привозит с собой много экзотических впечатлений. Рассказывает о бросающихся в глаза обычаях и традициях, многие из которых буквально противоположны нашим. Это  же ставили в вину Борису Пильняку, который в 1927 году опубликовал книгу о своем пребывании в Японии. Говорили, что советский писатель должен выявлять тенденции пролетарского движения, а не перечислять экзотические приметы далеких стран. Но автор сделал попытку понять суть японской культуры в своем исследовании, а вовсе не гонялся за “экзотикой”.

… Я думаю о старой и новой Японии. Я знаю: то, что создается веками, не может исчезнуть в десятилетия. Как старое и новое сплелось в Японии? — какими силами? — Говорят, что сердцем Япония — в старом, умом — в новом. Быть-может, ум и сердце японского народа идут рука об руку. Но, во всяком случае, — каковы те силы, которые есть в японской старине, силы, давшие народу уменье принять все новое? Воля японского народа звучит костяным шумом гэта.

Б.А.Пильняк. Корни японского солнца.

Но глаз европейца, сына западной культуры, вся страна, весь быт и обычаи японского народа построены по принципу — “наоборот”, — наоборот тому, что принято в Европе. Я ниже пишу о маршале Ноги: в Японии почетно самоубийство, в Европе оно почитается позором. В Европе женщина — по крайней мере в идеалах — впереди, в Японии — позади. В Европе говорят: гражданин Петр Иванов, мистер Стивен Грээм, — в Японии сначала фамилия, потом имя, потом сан. Тот жест, которым в Европе говорят “уходи от меня”, в Японии является жестом “подойди ко мне”. В Европе пишут слева направо горизонтальными линиями, в Японии пишут справа налево вертикальными линиями. В Европе в опасных и неприятных случаях лицо делается сумрачным и натянутым, — в Японии в этих случаях смеются и улыбаются; когда европеец задумывается, Сосредоточивается, его лицо делается умнее, осмысленней, – когда думает японец, на глаз европейца лицо его становится идиотственным. О настроении европейца и о состоянии его духа всегда можно узнать по его лицу, — лицо японца никогда не скажет об этом, не выдаст японца, — о состоянии духа японца можно узнать по его рукам, по их движениям, — руки европейца ни о чем не говорят. Японцы строгают фуганком, двигая им к себе, европейцы строгают фуганком, двигая его от себя. У нас, если очень рассердятся, покроют матом, даже на английском языке,— у японцев самый высший вид оскорбления сказать— вежливейше — о том, что “я так глуп, что не могу понять моего собеседника”, — дескать, собеседник тратит время на разговор с дураком. Все то примеры полуанекдотического характера. Но вот пример уже без всяких анекдотов. Психика европейца построена на утверждении будущего, строительстве будущего, психика японского народа построена на утверждении прошлого, этот их культ почитания предков, делающий страну страною мертвецов, страною, где командуют мертвецы, где поэтому студенты Токийского университета в анкете на вопрос, как они мыслят свое жизненное назначение, в подавляющем большинстве ответили, что они социалисты и они хотят народить детей, достойных их предков, — где, как известно из любой книжки о Японии, самым чтимым являются дети, та переходная ступень к отмиранию, где смерть почетна, как рождение. Психика японского народа построена на утверждении смерти, страна, управляемая мертвецами, — тем непонятнее, как эта страна нашла силы справиться с Европой.—

— В морали европейских народов, несмотря на их присутствие, аморальными считались и почитаются сыск, выслеживание, шпионаж: в Японии это не только почетно, но там есть целая наука, называемая Синоби или Ниндзюцу — наука незамеченным залезть в дома, в лагери противника, шпионить, соглядатайствовать (поэтому, в скобках, пусть каждый европеец знает, что, как бы он ни сидел на своих чемоданах, они будут просмотрены теми, кому надлежит) — и здесь порождается легенда о том, что каждый японец а границей — обязательно государственный шпион.

Б.А.Пильняк. Корни японского солнца.

Дедушка тоже не раз говорил и писал о том, что европейцы и азиаты (китайцы и японцы) во многих проявлениях противоположны. И даже о том, что это констатируют физиологи – мозг японца и мозг европейца различаются расположением мозговых центров. Говоря об этом, Дедушка намекал на то, что бессмысленно копировать что-то японское, не понимая сути явления. Так как у европейца результат копирования какой-то японской техники получится обратный ожидаемому, в силу тех самых естественных “противоположностей”.

Такое ощущение, что какой-то единичный вектор системы у японцев противоположно направлен. Может, действительно, это время? Как будто, европейцы идут по пути туда, а японцы уже обратно?


Комментарии к записи (2):

  1. У меня есть шанс оказаться японкой в одной из прошлых жизней 🙂 Сердцем я всегда в старом, как женщина предпочитаю идти позади, оскорблять не умею вовсе :), а если и случается, то выглядят мои оскорбления довольно нелепо 🙂

    1. А кто его знает, что там, в прошлых жизнях намешано было (или будет) ^_^

Добавить комментарий